Содержание

Законна ли скрытая запись на диктофон разговора с сотрудником ПФ для предоставления в суд?

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Читать еще:  Детские пособия и выплаты, если в семье работает только отец

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Законно ли записывать разговор на диктофон без согласия собеседника

Больше десяти лет я занимаюсь ведение различных документов по юридической тематике и не раз консультировал многих адвокатов. К тому же еще одна моя специализация — это информационная безопасность. Сегодня пойдет речь о записи разговоров — согласитесь, что тема довольно интересная и может быть полезной многим начинающим юристам.

Если вы планируете записывать телефонные звонки или личные разговоры (в том числе путем записи видео, на котором записывается звук), вы должны знать, что в России действуют федеральные законы и законы о прослушивании телефонных разговоров, которые ограничивают вашу способность делать запись.

Эти законы не только подвергают вас риску уголовного преследования, но также потенциально могут дать потерпевшей стороне повод для создания против вас гражданского иска о возмещении убытков.

Зачем делают тайные записи?

Во многих правовых спорах сторонам необходимо обратиться к судье, чтобы определить, какая версия событий сторон является правильной. В гражданском (то есть не уголовном) разбирательстве судья решает, какую версию событий предпочитает какая-либо из сторон, основываясь на «вероятностном балансе»: является ли версия событий стороны А или стороны В более вероятной?

Следовательно, исход спора часто будет определяться имеющимися доказательствами. Именно по этой причине сторона в фактическом или потенциальном споре может пожелать получить запись того, что было сказано или сделано другими. Но на практике это возможно только в том случае, если субъект не знает, что он записывается.

Как на это смотрит закон?

С юридической точки зрения наиболее важный вопрос в контексте записи разговора на диктофон заключается в том, должны ли вы получить согласие одной или всех сторон на ведение записи. Российский закон о прослушивании телефонных разговоров разрешает запись, если обе стороны (включая вас) согласилась на телефонный звонок или разговор.

При этом, если вы живете в разных странах, то возникает некая путаница и тут не всегда легко определить, какой закон применим, особенно к телефонному звонку. Например, если вы и человек, которого вы записываете, находитесь в разных, трудно заранее сказать, какой закон может быть применен. Поэтому, если вы записываете телефонный звонок с участниками из более чем одной страны, лучше всего обойтись безопасным образом, перестраховаться и все же получить согласие всех сторон.

Однако, если вы и человек, которого вы записываете, находитесь в одной и том же стране (России), вы можете полагаться на законы этой страны, который распространяется на вас обоих. В любом случае, никогда не помешает быть осторожным и получить согласие всех участников на телефонный звонок или разговор, который вы намереваетесь записать.

Можно ли записать телефонный звонок или разговор, если у меня нет согласия второй стороны?

При этом практически всегда незаконно записывать телефонный звонок или частный разговор, в котором вы не имеете согласия по крайней мере от одной стороны.

Кроме того, российский закон не позволяет тайно размещать записывающее устройство на человеке или телефоне, в доме, офисе или ресторане, чтобы тайно записать разговор двух людей, которые не дали согласия.

Примечание: большинство других стран также запрещают разглашение содержания незаконно перехваченного телефонного звонка.

Что если вы фиксируете действия полиции или других государственных чиновников?

Особые правила применяются при записи сотрудников полиции или других государственных должностных лиц. Вы можете иметь конституционное право открыто регистрировать деятельность полиции и других должностных лиц публично, если только вы не вмешиваетесь в эту деятельность и не нарушаете общеприменимые законы.

Однако разговоры, которые были сохранены правоохранительными органами, которые стремятся к внесудебному «признанию» обвиняемого путем обмана и с позиции превосходства, пользуются другим подходом. В последнем случае доктрина Европейского суда по правам человека побуждает проанализировать характер и степень принуждения, использованного для получения доказательств для расследования и наказания за рассматриваемое преступление. Именно в этом случае может быть нарушено конституционное право против обвиняемого, что приведет к недействительности доказательств.

Насколько законно записывать тайный разговор?

Запись тайных разговоров не является уголовным преступлением и не запрещена до тех пор, пока запись предназначена для личного использования. Для своего использования вам не придется получать согласие или сообщать другому лицу.

Важно: однако ситуация меняется, если вопрос стоит о возмещении ущерба или если записи были переданы в суд без согласия всех участников. Еще хуже, если запись будет продана третьим лицам или опубликована без согласия всех участников этой записи, тогда это можно считать уголовным преступлением.

Кстати, журналисты часто записывают тайные разговоры, которые потом публикуют без каких-либо юридических проблем. Но это происходит потому, что они либо получают согласие, либо утверждают, что записи отвечают интересам общественности.

Интересно, что наличие договора дает возможность стороне записать переговоры с другой стороной не предупреждая.

Можно ли представить такое доказательство в суде?

Частный разговор может быть представлен ​​в качестве доказательства, но с определенными условиями:

  • Он может быть использован в качестве доказательства, если суд разрешит.
  • Заявление о разрешении должно быть сделано в специальной форме.
  • Запись должна быть доступна другим сторонам до любого слушания, чтобы рассмотреть ее приемлемость.
Читать еще:  Могу ли я получить декретное пособие, будучи студенткой очного отделения?

К слову тайные диктофонные (либо видео) разговоры детей очень редко привлекаются в суде в качестве доказательства.

Насколько это законно для бизнеса?

Здесь закон становится более строгим, поскольку в России существует множество поправок, запрещающих компаниям записывать разговоры.

При этом любые виды разговоров сохраненных на диктофоне/видео и находящиеся в распоряжении компании, должны относиться к этой компании и использоваться только этой компанией. Также все люди должны быть проинформированы о том, что их разговоры записываются, и что все предприятия, хранящие личную информацию, должны быть зарегистрированы у Уполномоченного по защите данных.

Запись на работе

Иногда работодатели предпочитают делать аудиозаписи собраний, считая это более эффективным, чем если кто-то, делающий только записи ключевых моментов в дневник, написанные от руки. Если ваша компания этим занимается, я советую вам всегда получить согласие сотрудников перед записью.

Если другой человек или компания записали ваш разговор без вашего согласия, пожалуйста, вы можете подать на нее в суд.

Нарушение конфиденциальности

Даже если скрытый разговор, содержащий личную информацию, не передается и не публикуется, «вторжение» одного такого файла может привести к нарушению конфиденциальности.

Законность ведения скрытой записи разговора

Скрытая запись разговоров сегодня очень популярна, особенно актуально это для корпоративного общения. Она не ставит перед собой цель, поймать сотрудников, обсуждающих корпоративные тайны с посторонними лицами.

Данная мера нужна для того, чтобы компания и ее сотрудники чувствовали себя в безопасности от вмешательств и угроз извне.

Предупреждение о ведении записи разговора

Разговоры могут записываться, как втайне, так и открыто. Открытую запись используют крупные компании, которые специализируются на оказании услуг населению. Прежде всего, это сотовые операторы, банковские учреждения, снабженческие предприятия и крупные торговые компании. Однако нельзя забывать о том, что автоответчик непременно должен уведомить вас о ведении записи телефонного разговора с целью улучшить работу сервиса. Подобным образом осуществляется реализация права на запись телефонного разговора в рамках существующего законодательства.

Осознание того, что весь разговор с оператором записывается с помощью профессионального цифрового диктофона, способствует тому, что оба собеседника придерживаются общепринятых правил поведения. Но в некоторых случаях запись разговоров производится тайно. Как быть в такой ситуации и законно ли это?

Кому нужно ведение скрытой записи звука и для чего?

Ведение скрытой записи телефонных переговоров, как правило, выполняется по инициативе владельцев компании или службы, отвечающей за ее безопасность. Это позволяет владельцам бизнеса:

  • Осуществлять контроль над тем, насколько эффективно сотрудники компании используют свое рабочее время;
  • Выявлять работников, недобросовестно выполняющих свои обязанности;
  • Сократить расходы на связь;
  • Обеспечить охрану коммерческой тайны;
  • Проверить сотрудников на лояльность.

Одни компании в устной форме оповещают своих сотрудников о прослушивании и записи их телефонных разговоров на финальном собеседовании, другие – размещают на эту тему пост на внутреннем сайте компании, а некоторые дополнительно включают пункт в должностную инструкцию работника и дают ему ознакомиться под подпись. Однако есть организации, где запись осуществляется тайно. Вопрос о законности подобного действия до сих пор очень актуален.

Основания для ведения скрытой записи и ее последствия

Обычно интерес к фиксированию и записыванию разговоров исходит от руководства компании. Это связано с жалобами клиентов на неподобающее поведение сотрудников во время телефонного разговора.

Миниатюрные цифровые диктофоны используются многими компаниями, но, как правило, об этом не знает ни их персонал, ни правоохранительные органы. Выполняется запись и исходящих, и входящих звонков.

Что можно сказать об этом с юридической точки зрения?

  • В нашем законодательстве отсутствует норма, которая запрещала бы производить скрытую запись звука без согласия абонента. В ходе выполнения своей работы оператор не обязан информировать абонента о том, что ведется запись их разговора. Для придания процедуре большей законности следует оформить ее алгоритм посредством внутреннего распоряжения.
  • Именно работник организации, которого не информировали о том, что ведется запись разговора, в этом случае считается потерпевшим. Исходя из закона о записи телефонных разговоров, вся ответственность за прослушивание лежит на руководителе компании, поскольку это он вторгается в личную жизнь своих сотрудников. Оптимальным решением для компании будет, если ее сотрудники дадут письменное согласие на прослушивание их разговоров по служебным телефонам.

Имеет ли право работодатель вести скрытую запись разговоров?

Согласно законодательству РФ, ведение работодателем записи телефонных разговоров сотрудников возможно, но с учетом следующих условий:

  • запись должна вестись открыто с обязательным уведомлением об этом сотрудников;
  • информация, полученная в процессе прослушивания, не должна разглашаться третьим лицам. К ним относятся все, за исключением сотрудника, разговоры которого записывались и тех, кто вел запись и прослушивал ее.

Можно ли скрытую запись использовать в судебном процессе как доказательство?

Многие ошибочно полагают, что если человека не информировали об осуществлении записи разговора, то она не может служить доказательством в ходе судебного разбирательства. Но, исходя из имеющегося опыта, все обстоит совсем не так.

Согласно законодательству, в качестве доказательства в суде может быть принята любая информация, которая получена в законном порядке. Опираясь на нее, суд устанавливает, существуют или нет обстоятельства, обосновывающие требования и замечания сторон.

Информация может быть получена разными способами. Судом принимаются во внимание и доводы обеих сторон, и свидетельские показания, и заключения, сделанные экспертами. К тому же в судебном процессе учитываются вещественные и письменные доказательства, а также видео – и аудиозаписи.

Однако стоит отметить, что скрытую запись разговора не во всех случаях приобщают к делу. Ее не принимают во внимание, если проведенная обязательная экспертиза выявит следы произведенного монтажа.

Обзор наиболее популярных мини диктофонов

Диктофоны для скрытой записи в широком ассортименте представлены на современном рынке электроники. Расскажем о самых популярных моделях.

Сорока – 07

Это отличный миниатюрный цифровой диктофон для записи разговоров. Он оснащен микрофоном с высоким уровнем чувствительности, что обеспечивает получение высококачественной записи.

Сорока – 07 – это профессиональный цифровой диктофон, с помощью которого можно сделать качественную запись любого разговора.

Цифровые мини диктофоны для скрытой записи Сорока – 07 обладает следующими уникальными характеристиками:

  • Управление устройством осуществляется с помощью одной основной кнопки. Голосовая активация позволяет экономить место на карте памяти. Это происходит благодаря сжиманию пауз, а также ликвидации посторонних шумов и фонов. К тому же диктофон оснащен десятью таймерами, которые обеспечивают его включение в установленное время.
  • Только владелец устройства может редактировать, стирать или изменять запись, поскольку вся информация защищена с помощью паролей, которые знает только хозяин диктофона для скрытой записи.
  • Миниатюрный цифровой диктофон комплектуется диском с ПО, которое позволяет выполнять любые необходимые поправки.

Edic-mini Tiny B47 — 300h

Данный цифровой мини диктофон для скрытой записи является одним из наиболее компактных приборов подобного типа. Благодаря простейшим настройкам и управлению, его очень удобно эксплуатировать. Хоть регулировка и осуществляется с помощью всего лишь одной кнопки, запись получается очень высокого качества.

Цифровой диктофон для записи edic mini Tiny B47 — 300h обладает следующими возможностями:

  • Устройство может работать в двух режимах. Можно применять либо линейную, либо кольцевую запись звуковой информации. При линейном способе продолжительность записи зависит от объема памяти диктофона. Кольцевой способ предусматривает замену старых файлов на новые, если память закончилась.
  • Благодаря тому, что запись активизируется только, когда появляется голос, память миниатюрного цифрового диктофона расходуется меньше. Это означает, что будет выполняться запись исключительно разговоров либо прочих голосовых действий. Однако все паузы, их продолжительность и время будут непременно зафиксированы.

Edic-mini Tiny+ B76-150hq

Edic-mini Tiny+ B76-150hq миниатюрный цифровой диктофон, выполненный в виде брелока, который может использоваться и решения профессиональных задач, и для частного применения. Благодаря его обширному функционалу, цифровой диктофон для записи можно эксплуатировать в самых разных сферах.

Данный прибор обладает следующими техническими характеристиками:

  • Диктофон для скрытой записи очень компактен и имеет крепкий корпус, что защищает его от механических повреждений. Кроме этого, устройство обладает высокой чувствительностью и функцией шумоподавления, что способствует более четкому записыванию звука.
  • Данный профессиональный цифровой диктофон может 25 часов вести непрерывную запись, благодаря встроенному аккумулятору. Батарею можно легко заменить, если вы видите, что уровень ее заряда уже на исходе. Это значит, что, если запастись двумя аккумуляторами, то можно продолжать запись, пока не израсходован весь объем памяти.

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Во многих ситуациях диктофонная запись является чуть ли не единственной возможностью доказать факт оскорбительных высказываний, унижающего обращения или вымогательства денег. Особенно сложно собрать доказательства, если события происходят во время приватного общения родителя и педагога или на уроке, где единственные свидетели это маленькие дети.

Читать еще:  Как получить единовременную выплату, если человек умер?

До настоящего времени существовала неоднозначная судебная практика в отношении признания тайной диктофонной записи в качестве допустимого доказательства. По умолчанию тайная запись разговоров является посягательством на неприкосновенность частной жизни. Несанкционированная запись частных разговоров считалась недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

В декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы.

Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами. Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Однако тайно записать собственный разговор, который непосредственно затрагивает права и интересы, по мнению Верховного суда РФ, является возможным. Если запись приватного разговора может служить доказательством противоправных действий, либо ели разговор ведется с лицом, которое исполняет служебные обязанности или в общественном месте, отсулки к защите частной жизни можно оспорить. Частная жизнь по определению Конституционного суда это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер».

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям

Истец должен подать ходатайство в письменном виде о приобщении диктофонной записи к делу. При этом важно указать, как этого требует статья 77 ГПК РФ, «когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись». В ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

  • кто производил аудиозапись,
  • кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,
  • день, точное время записи,
  • местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),
  • наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),
  • формат, в котором производилась запись,
  • какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)
  • сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Важно подчеркнуть, что запись разговора произведена в целях самозащиты своих прав, на основании ст.12 ГК РФ. Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью.

Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку. Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Что говорит закон о допустимости диктофонной записи в качестве доказательства

«Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами» (статья 60 ГПК РФ)

Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ).

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств» (статья 75 УПК РФ)

Как интерпретировал Верховный суд использование в качестве доказательства тайной диктофонной записи

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том
числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Ш., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Разрешили ловить на слове

Пять лет назад жительница Тверской области Анна С. дала в долг своей дальней родственнице и ее мужу полтора миллиона рублей. Предполагалось, что супруги возьмут деньги под двадцать процентов годовых и будут расплачиваться в течение трех лет. Но вскоре все пошло не так: должники отдали лишь небольшую часть и разбежались. В том смысле, что их семья распалась, а платить они перестали. Конечно, сам долг был оформлен распиской, но в суде, куда обратилась Анна С., возникла дилемма: кто именно должен отдавать долги?

Было два варианта: либо муж, либо муж и жена пополам. Дело в том, что расписка была оформлена на мужчину. Однако, как рассказывала истица, вторая половинка семьи присутствовала при заключении договора займа, была согласна с условиями, даже обсуждала возможность возврата долга товаром. Кроме того, женщина-должница переводила Анне С. деньги в счет погашения займа. А значит, по правовой логике, долг надо делить пополам между бывшими супругами.

В суде ответчица заявила, что о долге ничего не знает, а муж якобы брал для себя. Окажись это правдой, с должницы были бы взятки гладки. Но она, мягко говоря, лукавила, и Анна С. достаточно легко разоблачила ее, дав судьям послушать аудиозапись своих телефонных переговоров с должницей.

В наши дни мы порой упускаем из виду тот факт, что слово действительно не воробей. Его легко можно зафиксировать на пленку, и это часто делается без нашего ведома. Так и в данном случае: для ответчицы было большим сюрпризом услышать в зале суда свой же голос двухлетней давности, утверждавший совершенно другое.

Никаких сомнений в реальности записи не было: и голос принадлежал ответчице, и такой разговор в действительности происходил. «Истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи», говорится в материалах Верховного суда. Даже должница подтвердила, что ее, по сути, поймали на слове.

Вопрос только в том, мог ли приобщить суд к делу диктофон в качестве доказательства. Ответчица протестовала. По ее мнению, раз ее не уведомили о записи разговора и своего согласия она не давала, доказательство надо признать недопустимым. Адвокаты ответчицы ссылались на закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Нижестоящая инстанция с таким подходом согласилась и не приняла запись. А, значит, решать дело надо было так, будто судьи этого разговора не слышали. Однако Верховный суд России отменил решение апелляции и вернул дело на новое рассмотрение, потребовав все-таки прислушаться к пленке. По мнению Верховного суда, запись должна стать самым настоящим доказательством.

«Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, — говорится в определении Верховного суда России. — В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Иными словами, Анна С. никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры.

«Как сказано в Гражданском процессуальном кодексе, лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, — пояснил «РГ» адвокат Вячеслав Голенев. — Таким образом, аудиозаписи отнесены ГПК к самостоятельным средствам доказывания. Поэтому и в данном деле истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними. Именно так и решил Верховный суд».

Конечно, когда деньги даются в долг, лучше оформлять его документально. А еще лучше — заключать договор у нотариуса. В таком случае потом даже не придется обращаться в суд: если должник перестанет платить, можно принести документы нотариусу, тот сделает исполнительную надпись — и этого будет достаточно, чтобы в дело вступили судебные приставы. Но в крайних случаях, поясняет адвокат, и диктофонная запись может стать доказательством долга.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector